Со стороны доверителей существует ряд заблуждений. Так, многие до сих пор полагают, что вознаграждение адвокату уплачивается за то или иное судебное решение. Другие – за количество заседаний, третьи – за количество документов. Такое положение дел связано с достаточно невысокой правовой грамотностью. Хотя в последнее время и можно отметить тенденцию к её постепенному повышению, многие в своём стремлении сэкономить заходят в тупик.
Не добавляет определённости и действующее процессуальное законодательство, предоставляющее возможность взыскать расходы на представителя «в разумных пределах» (см. ч. 2 ст. 110 АПК РФ; ч. 1 ст. 100 ГПК РФ). Законодатель никак не очертил грани этой самой разумности, в результате порой создаётся впечатление, что судом они определены «строго как попало».
Актуальность темы подогревается уже, наверное, свыше десятилетия назревающей реформой юридических услуг. Но обо всём по порядку.

За что платит доверитель

Для начала следует определиться с тем, что выступает тем товаром, который реализуют населению юристы. И что представляет собой работа, за которую адвокат получает вознаграждение [в силу закона деятельность адвоката является некоммерческой, ОКВЭД же содержит «деятельность в области права» – 74.11. Однако критерии определения размера вознаграждения адвоката и стоимости услуг юриста едины, за некоторыми исключениями].
Говорить о том, что это судебное решение абсурдно. Выходы в суд сами по себе не представляют ценности, поскольку направлены исключительно на процесс, а не на результат. Продавать изучение документов – достаточно странное занятие. Впрочем, речь не идёт о том, чтобы исключить количество документов как критерий. Но само по себе их изучение – лишь одно из целого ряда действий, которые должны привести в совокупности к определённому результату.
Кстати о результате. Вопреки всеобщему заблуждению, то или иное судебное решение не является результатом работы, равно как и получение каких-либо благ (в широком смысле, избежание ответственности тоже является благом).
Результат можно разделить по трём основным видам работ (без учёта квазиюридической деятельности – подачи документов, регистрации юридических лиц и пр.) – консультированием, договорной работой и судебной работой. Результат консультирования – предоставления доверителю наиболее точной юридической оценки ситуации, информирование о вариантах действий и правовых последствий принятия того или иного решения. Консультированием в широком смысле охватывается и участие в переговорах, а также оптимизация деятельности, legal due diligence. Результат договорной работы – составление документа, который соблюдает баланс экономических и других интересов его сторон, снижение рисков, в том числе риска признания сделки недействительной. Наконец, результатом судебной работы является обеспечение наиболее возможной законности, наиболее полного исследования дела судом, эффективная реализация процессуальных прав.
Именно на достижение такого результата направлена любая деятельность адвоката или юриста. При этом достижение или недостижение конечной цели в виде определённого решения, как правило, не может быть условием получения вознаграждения, так как по своей природе в этой сфере невозможно давать гарантии.

Способы определения размера вознаграждения

Как ни странно, на практике не только клиенты, но и сами юристы-практики испытывают затруднения при определении размера вознаграждения.
Итак, с точки зрения удобства и отражения в соглашении с доверителем существуют три основных подхода, согласно которым оплата может производиться за:

  • количество затраченных часов;
  • отдельные действия;
  • ведение дела «под ключ».

Первый подход очень требователен к самоорганизации юриста, который должен постоянно учитывать затраченное время. Он также предполагает более высокий уровень доверия с клиентом. С другой стороны, этот подход удобен в случае с работой по консультированию.
Почасовая оплата характерна для крупных консалтинговых структур. При этом на практике ими также применяются дифференцированные ставки. То есть если час работы квалифицированного юриста стоит х, а час работы курьера у, при этом первый потратил на решение поставленной задачи 10 часов, а второй – 5, то стоимость определяется как 10х+5у.
Оплата за отдельные действия (например, за подготовку заявления или выход в суд) удобна с точки зрения наглядности: что сделал, за то и получил оплату. Он зачастую является оптимальным для договорной работы, поскольку результат всегда выражен в конкретном тексте. При применении подхода в рамках судебной работы практика бывает достаточно курьёзной – некоторые юристы могут намеренно затягивать дела, чтобы создать иллюзию работы.
Третий подход достаточно широко применяется в практике юридических компаний, удобен для клиентов, но имеет ряд весьма существенных недостатков, в том числе организационного характера, а также сопряжён с рисками для обеих сторон.
Недостатки связаны с тем, что в производстве конкретного юриста может находиться ограниченное число дел. Если количество взятых обязательств превышает реальные возможности адвоката или компании, наступает «перегрев» и значительно ухудшается качество работы.
Риски же связаны с ещё одной особенностью сферы – полный объём работы зачастую невозможно определить до её начала. Это означает, что рискуют и адвокаты, и их доверители. Так, небольшое дело может вылиться в целую эпопею, а выставлять новые счета будет уже некорректно. С другой стороны возможна и обратная ситуация. Подход применять разумно для типовых дел, например, по взысканию задолженности по поставке.
Какой же из подходов оптимальный? На наш взгляд в условиях отсутствия гарантий результата единственным базовым критерием оценки размера вознаграждения является количество затраченного времени на разрешение дела. При этом в стоимость каждого дела заранее закладывается определённый объём работы.
Для целей определения размера аванса следует учитывать:

  • время на изучение документов;
  • сложность правоотношений и предполагаемое количество времени на исследование законодательства и практики;
  • время на сбор доказательств;
  • время на выезды в государственные органы;
  • накладные расходы (проезд, командировочные и пр.);
  • непредвиденные расходы (небольшая сумма, например 2-5% от общей стоимости).

Завершаться отношения с доверителем по конкретному делу должны подготовкой отчёта с указанием перечня совершённых действий и указанием количества затраченного на них времени.
Блестящим ходом является возвращение доверителю неотработанной суммы аванса, если дело не вышло за рамки предполагаемых затрат.
Хотя для доверителя применение почасовой ставки может выглядеть неочевидным, только такой подход может в полной мере обеспечить достаточное качество, зависящее от скрупулёзности проработки проблемы.
В приведённых выше примерах намеренно не приведено абонентское обслуживание, предполагающее периодические выплаты. Такая форма оплаты применяется достаточно широко, однако условия могут значительно варьироваться. Например, включать определённое количество действий в каждый период времени, количество предполагаемых часов или даже дел. Иногда и вовсе такое соглашение может не содержать ограничительных условий.
Вообще при закреплении того или иного способа в соглашении с доверителем необходимо, конечно, руководствоваться в первую очередь тем, какой из них наиболее точно отражает отношения с конкретным доверителем, какой наиболее удобен для него.
При этом почасовая ставка может применяться во главе методики определения, например, размера вознаграждения за конкретное процессуальное действие на основе статистических данных конкретной компании.

Критерии размера вознаграждения (стоимости)

К сожалению, правовую помощь нельзя измерить ни метрами, ни килограммами. Для определения размера вознаграждения необходимы определённые критерии. Один из них уже описан выше – это количество затраченного времени. С одной стороны, применение почасовой ставки обладает достаточной универсальностью. В то же время далеко не всё так очевидно.
Так, одно дело – собственно исследовательская работа, другое – время в пути, третье – переговоры.
Здесь мы плавно переходим к качествам специалиста. Есть хорошие аналитики, есть хорошие переговорщики, есть блестящие судебные ораторы. Между «разобраться» и «донести» зачастую находится пропасть, а качества разных специалистов разнятся. Если один сможет доходчиво донести за полчаса, то другому на это потребуется три часа. В суде же трёх часов на то, чтобы «донести» (особенно в арбитражном суде), как правило, не бывает вовсе.
Это означает, что время как таковое не может являться единственным критерием определения размера вознаграждения адвоката.
Другим критерием должна являться его квалификация. Однако здесь появляется ещё большая неоднозначность, поскольку возникает вопрос о подтверждении квалификации. К сожалению, ни дипломы, ни сертификаты не гарантируют сами по себе определённый уровень специалиста. Поэтому вопрос о подтверждении квалификации мы оставим за скобками, лишь оговоримся, что квалификацию не следует ограничивать лишь только дипломами и курсами, её следует оценивать более общим образом, как совокупность уровня образования и количества решённых нестандартных задач.
Этот критерий является сугубо оценочным, а специалиста может оценить только специалист. Каждый юрист при определении стоимости вправе самостоятельно соотнести уровень своей квалификации с коллегами и добавить «коэффициент квалификации» в общую формулу в меру своей нескромности.
Близко с квалификацией стоит такое понятие как опыт по аналогичным делам. Очевидно, что более опытный специалист решит аналогичную задачу быстрее. Однако у этого критерия есть предел. Так, будет ли принципиальная разница между уровнем представителя, который провёл 50 однотипных дел по взысканию дебиторской задолженности с тем, который при прочих равных провёл их 100?
Ещё один критерий – это сложность самих правоотношений. Сложность обусловливается, в частности, динамикой законодательства соответствующей сферы права. Например, налоговое законодательство гораздо более динамично и сложно по отношению к, например, семейному.
Нельзя не учитывать и личность доверителя при определении стоимости. Речь не о том, сидит ли он в дорогом костюме или потёртых джинсах. Речь о том, что может усложнить работу. Например, если человек очевидно потребует много общения в процессе работы, целесообразно это заложить в стоимость соглашения, а не пытаться в процессе работы быстрее прекратить разговоры с ним. Если доверителей несколько, то это также может усложнить процесс работы. Если со стороны доверителя выступает компания, то усложнить работу может внутренняя организация её работы – например, необходимость проходить ряд согласований, необходимость получения документов от разных сотрудников, сбора информации из многочисленных источников.
Адвокату или юристу также разумно подумать о возможных дополнительных неудобствах, с которыми будет связано исполнение поручения. Например, с длительной командировкой. Автору статьи некоторое время назад приходилось часто выезжать (в том числе и в выходные) в отдалённые города России. Очевидно, что такие выезды не могут не влиять на стоимость.
Мы намеренно оставляем в стороне сугубо экономические стороны вопроса, например, возможность пользоваться денежными средствами, уплаченными в счёт оплаты аванса, установление финансовой связи с клиентом (имеется в виду следующий не некорректный приём: когда доверитель уже заплатил определённому юристу деньги, ему выставляется условие о доплате за какие-либо дополнительные работы – отказ для клиента представляется нецелесообразным, но престиж профессии страдает), рекомендуемые адвокатской палатой размеры и прочие.
В подавляющем большинстве случаев лучше назвать объективную стоимость и получить отказ от потенциального клиента, чем в процессе исполнения сожалеть о недополучении гонорара.

Предоплата или пост-оплата

Со стороны доверителей часто возникает вопрос о возможности оплаты «по результату». С одной стороны вопрос логичный, с другой, он, опять же, связан с недостаточной правовой грамотностью, а иногда и вовсе обусловлен предыдущим неудачным опытом работы с юристами.
К сожалению, есть образное выражение «оплаченная юридическая услуга ничего не стоит». Но как юристов некоторые совершенно незаслуженно называют мошенниками, так и среди клиентов, к сожалению, встречаются те, кто после выполнения работы, не считают необходимым её оплачивать. Логика здесь часто применяется следующая:
в случае выигрыша дела – «дело было простым и могло быть выиграно безо всякого юриста, правда была на моей стороне, значит, платить не надо»;
в случае проигрыша дела – «а за что я плачу, если решение не в мою пользу?».
При этом во втором случае не имеет значения, действительно ли юрист недоработал, либо сам клиент не раскрыл все важные обстоятельства (наверняка, коллеги, которые читают эту статью, вспомнят хоть один случай, когда они оказывались в весьма странной ситуации в процессе, из-за недоговорок доверителей).
Судиться с доверителями – дело неблагодарное. Поэтому в 90% случаев уместнее применять предоплату. Можно разбивать платежи на несколько этапов, привязывая к конкретным календарным датам или логическим этапам оказания помощи, но обязательно необходимо предусматривать авансирование. Оставшиеся 10% – это старые клиенты, с которыми существуют длительные отношения, а также случаи, когда юрист заведомо понимает, что может не получить вознаграждение.

С уважением,
Станислав Дроботов,
адвокат, магистр права
30.11.2015

Консультации

Исчерпывающие ответы на правовые вопросы

Консультации

• устные
• письменные
• заключения
• исследования

Подробнее

Договоры

Детально выверенные тексты правовых документов

Договоры

• составление
• проверка
• согласование
• структурирование

Подробнее

Суды

Профессиональный представитель на любой стадии

Суды

• арбитражные
• общей юрисдикции
• третейские
• ЕСПЧ

Подробнее

Аутсорсинг

Надёжный партнёр в решении правовых вопросов

Аутсорсинг

• полный
(все вопросы)
• выборочный (отдельные вопросы)

Подробнее